inside i'm rocking
воронка, зоны турбулентности.
все сложнее понимать, где кончается сон, и начинается явь.
сны стали так же страшны, как жизнь.